Теория рыночного социализма

Отсутствие теории вычитает право существования у революционного направления и неминуемо обрекает его, рано или поздно, на политический крах.

В. И. Ленин

Гений Ленина и здесь очутился на высоте. Не прошло и сто лет, как социалистическое революционное направление потерпело сокрушительный крах.

Плохо, что нет теории, но хорошо хоть бы то, что этот факт признается практически всеми серьезными исследователями.

Остается только этим исследователям отметить тот факт, что теория уже появилась.

И начинается она, естественно, из осознания ошибок марксизма, из осознания вопроса, почему мы не смогли построить социализм.

, Чтобы сразу же не посылать читателя к статьям, которые являются фундаментальными социально-экономическими исследованиями, перечислим некоторые, что називается, лежащие на поверхности ошибки марксизма.

Начнем хоть бы с ошибки, отмеченной еще Лениным.

Всем известна формула социального прогресса Маркса – производительные силы общества, которые развиваются, перерастают производственные отношения, которые существуют в обществе, сбрасывают их, и рожают новые, - соответствующие новым производительным силам, - производственные отношения.

Под производительными силами понимались средства производства товаров. Развитие производительных сил означало количественный и качественный рост средств производства.

Но такое понимание срока "производительные силы" не позволяло вписать в формулу Маркса творческую активность малых и больших лиц. Не позволяло понять, каким же образом борьба эксплуатируемых против эксплуататоров может увенчаться успехом.

Ленин внес существенную корректировку в формулу социального прогресса Маркса, изменив суть одного единственного срока: главной производительной силой человечества является человек.

И вдруг, все встало на свои места: развитие производительных сил общества является развитием сознания членов этого общества в направлении осознания ими того, что дальше так жить нельзя, нужны революционные превращения социально-экономических отношений, которые существуют в обществе, нужна новая форма собственности, нужны новые лидеры.

Вспомните, ведь именно эти мысли стали отправной точкой нашей последней революции 1985 – 1993 годов.

Именно подобного рода мысли является движущей силой всех социальных революций во всех странах и во все времена.

Теория социального прогресса с принципиальной схемой перехода человечества от одной социально-экономической формации к другой описана в статье "Движущие силы социального прогресса", журнал "Федерация" №9 (23), Издательство "Фонд правовых исследований", 2006 год;

Мысли, идеи, являются движущей силой развития человеческого общества, движущей силой социального прогресса. Не общественное бытие определяет развитие общественного сознания, а наоборот, развитие общественного сознания в направлении осознания необходимости социально-экономических превращений является движущей силой развития общественного бытия. Все это, понятно, не по Марксу, который считал материальное производство благ (производительные силы) базисом человеческого общества, которое саморазвивается. И не по Ленину, который, будучи материалистом, повторял: "в мире нет ничего, кроме материи", но, будучи материалистом непоследовательным, уточнял: "мысль нельзя считать материальной".

Но мысль, сознание настолько же материальные явления, как и бронзовый бюст мыслителя.

О теории мышления, о принципиальной схеме формирования видов и методов мышления, о материальности сознания, о физиологичных (условно рефлекторных) основах нашего сознания можно почитать в статье "Физиология мышления", "Объединен научный журнал" №21 (181), Издательство "Фонд правовых исследований", 2006г.;

Ленин, поправив Маркса в одном месте, в другом – сам осуществляет ошибку.

В определении диалектического противоречия, Ленин "борьбу" противоположностей называет явлением абсолютным.

В действительности диалектика объективной реальности адекватно описывается таким образом.

Объективная реальность состоит из физических, химических, биологических и социальных диалектических систем единства противоположностей (понятие "Диалектическая система" введено нами как абсолютно необходим элемент адекватного описания диалектики объективной реальности). Каждая из противоположностей диалектической системы может состоять из множества других диалектических систем (каждая из противоположностей системы "класс – класс" состоит из множества систем "индивид – индивид"). "Борьба" противоположностей диалектических систем не абсолютна, она рождается, когда система выходит из состояния равновесия, когда противоположности перестают быть ровными, перестают уравновешивать друг друга. "Борьба" противоположностей направлена на возобновление равновесия системы. Степень отклонения системы от состояния равновесия определяет интенсивность "борьбы", и таким образом определяет скорость протекания соответствующего процесса природы. Равновесие системы определяет потенциальный характер "борьбы", и таким образом определяет нулевую скорость протекания соответствующего процесса природы.

Суть диалектического противоречия высказывается в двух статьях: "Диалектика эволюции животного мира. Суть диалектического противоречия" и "Диалектические системы".

Читателю может показаться, что вопрос о диалектике не имеет никакого отношения к теории социализма. В действительности связь этих явлений прямая и непосредственная.

Дело в том, что социализм, - (какой мы понимаем не только как формацию с высокой степенью развития демократических институтов и высокой степенью социальной защищенности граждан, но и как формацию, где осуществлен главный принцип социализма "каждому – по труды"), – может быть построен только с помощью "спонтанейно социально-экономических диалектических систем, которые развиваются", которые, стремясь к собственному равновесию, формируют равновесие рынка труда, где и реализуется главный принцип социализма.

И здесь мы упираемся еще в одну ошибку, которая существует в современной экономической теории.

Если общепринято, что рынок является институтом обмена товарами, то рынок труда является институтом обмена труда на заработную плату. Но на бирже труда обменивается не труд, а способность, к труду, и не на зарплату, а рабочее место. Поэтому биржа труда является входными дверями на рынок труда, который имеет место быть на каждом самостоятельном предприятии, где осуществляется распределение общего дохода от труда производственного коллектива среди его членов.

Но принцип "каждому – по труды" означает равенство между стоимостью труда и стоимость получаемого работником дохода.

И здесь мы упираемся в проблему, которую не смог решить ни марксизм, ни маржинализм, ни множество других разработчиков разных теорий стоимости, проблему, без решения которой нельзя и мечтать о создании теории социализма XXI века.

Это – проблема стоимости. Что такое стоимость, и как она формируется?

Вообще, если очень коротко, проблема решается достаточно просто.

Все рынки, во все времена в своем колебательном развитии снова и снова возвращаются к равновесному состоянию, когда спрос на товар уравновешивается его предложением на уровне цены товар, ровной средневидовой цене его производства (средневидовая себестоимость, плюс среднериночная прибыль).

Эта эквивалентность обмена больше двух тысяч лет наводила, и до сих пор наводит исследователей на мысль о существовании внутри товаров какой-то объективной эквивалентности: или по трудозатратам производства товаров, или по их полезности, или по каких-то другим объективным показателям. Этту объективную эквивалентность назвали стоимостью, которая виновата была в условиях равновесного рынка каким-то загадочным чином заставить участников обмена прекращать "борьбу" за цену именно когда цена обеспечивала эквивалентный по объективным показателям обмен.

На реальном рынке эквивалентность действительно имеет место быть. Только эквивалентность эта находится не внутри товаров. Эквивалентность имеет место быть между конкурирующими субъектами обмена в виде осознания каждым из них того, что его положение как участника обмена не хуже, чем положение его конкурентов.

Стремление каждого покупателя к равенству своего положения с положением своих конкурентов, или, говоря языком диалектики, "борьба" субъективных систем "покупатель – покупатель" формирует объективный спрос рынка, где все одновидовие (одинаковые) товары у всех продавцов и для всех покупателей имеют одинаковую цену.

"Борьба" субъективных систем "продавец – продавец" формирует объективное предложение рынка, по ценам, которые всем товаропроизводителям из средневидовими экономическими показателями приносят средневидовую прибыль на единицу расходов производства. Эта же "борьба" определяет переливы средств из менее прибыльных видов предпринимательства в более прибыльных, превращая средневидовие прибыли в среднериночную.

"Борьба" субъективных систем "покупатель – продавец" формируют объективное соответствие между спросом и предложением на уровне цен товаров, ровных средневидовим ценам производства этих товаров.

То есть эквивалентный обмен формируется совсем не с помощью сравнения товаров, которые обмениваются, а с помощью сравнения каждым участником обмена своего положения с положением своих конкурентов. Отсутствие равенства положений конкурирующих субъектов обмена рожает деятельность соответствующих участников обмена, направленную на возобновление равенства положений, на формирование равновесного рынка.

Стоимость формируется не внутри товаров, а внутри рынка. Стоимость видовая цены товара (цены товара данного вида), в отличие от понятия "цена", которая является ценой товара-индивида.

Причем, в условиях абсолютного равновесного рынка, где спрос уравновешивается предложением на уровне цен, ровных средневидовим цена производства товаров, формируется объективная величина стоимости товаров, ровная средневидовой стоимости производства этих товаров.

В условиях монополизированного рынка спрос уравновешивается предложением на уровне цен, которые имеют монопольный (субъективное) сдвиг относительно объективных цен. Этот рынок мы называем относительно равновесным.

В реальной жизни основная масса рынков находится в относительном равновесии, формируя субъективные цены, которые могут значительно отличаться от объективных цен.

Монополист, имея возможность, и используя эту возможность, смещает точку рыночного равновесия в свою пользу.

Но владелец средств производства-работодатель является монополистом на рынке труда своего предприятия. Как же ему этим ни воспользоваться. Естественно он этим пользуется, завышая стоимость собственного труда с помощью занижения стоимости труда наемных работников.

Так, к примитивности просто, открывается ларчик капиталистической эксплуатации. Правда, эта простота вытекает из истины в вопросе формирования стоимости товаров, истины, на поиски которой человечество потратили больше двух тысяч лет.

О формировании стоимости товаров, о диалектике равновесия рынка обычных товаров и рынка труда, о сути частной собственности можно почитать в статье "Диалектика рыночного равновесия", "Экономика и финансы" №20 (124), Издательство "Фонд правовых исследований", 2006 год и Tverd4. narod. Ru/st03. html

Но, по-видимому, самой главной ошибкой Маркса было возражение им наличие в обществе индивидуальных противоречий. Уничтожьте классовые противоречия, и исчезнут индивидуальные – говорил он.

Эта ошибка, во-первых, стала основой для идеализации пролетарского класса, внутри которого не могло быть никаких противоречий, и которому по это