Скорость и еще раз скорость!

Потому в свое время на комбинате все рабочие операции расчленили на отдельные элементы и на выполнение каждого отвели чит, терять время. Да, возможно, связывая нити, меняя челноки, она не заключалась в те жесткие секунды, которые приказывали нормы. Зато медленная Вера Васильевна реже других скорых останавливала станок, более жидкое что-либо переделывала. Проигрывала в скорости, но, научась компенсировать ее организованностью, выигрывала во времени. Вера Васильевна не очень-то отзывалась на мои расспросы — они выбивали ее из колеи. А она, кому природа не даровала способность легко догонять и наверстывать, привыкла все делать размерено и планомерно. Даже простые домашние дела. Вернувшись домой из работы и отметив у порога мусор, Вера Васильевна не возьмется немедленно за веник, она непременно оглянется вокруг и прикинет, за что стоит приняться в первую очередь. А если, скажем, придется гладить белье, то сначала она его рассортирует, потом взбрызнет и распрямит — словом, постарается так организовать дело, чтобы оно пошло спорее.

Выходит, если думать не о самом процессе работы, а прежде всего о результате, то можно, "не наступая на горло соб-ственнъй песни", а согласившись с естественными психическими особенностями, произвести свой образ действий, свой стиль и делать все замечательно. И многие ткачихи (75 процентов работниц комбината) так или иначе нашли себя, стихийно и неосознанно они нащупывали тот стиль работы, который отвечал их природе (это показали обследования психологов). То есть "лабильные" делали упор на скорость и развили в себе скорость движений, так называемые проворные (двигательные) функции, а "инертные" брали внимательностью и довели до совершенства навыки сенсорные (чувствительные).

Но, к сожалению, 25 процентов, то есть каждая четвертая ткачиха, действовали во время работы не согласно, а вопреки своей психической природе. Это явные расходы учебы. Обычно производственный инструктор "лепит" подопечного по своему образу и подобию, уверовав, что настойчивый тренаж сделает свое дело. А во-вторых, действует гипноз секундной стрелки. Скорость и еще раз скорость!

Психологи внимательно проследили, за сколько секунд выполняют простую, но важную операцию "изменение челнока" ткачихи, которые имеют стаж работы до 5. до 10, до 15, до 20 и, наконец, до 25 годов. И что же? Самая молодая, иначе говоря, менее опытная группа производилась с операцией быстрее всех. А ковровщици со стажем, самые искусные, которые ткут и производительнее и качественный, меняли челнок медленнее всех. Начинающие спешили, они экономили секунды, чтобы иметь часовой запас на случай серьезной неполадки, потому что знали (так их учили), что главный залог успеха — скорость, Опытные же не благоговели перед секундами, а обращались с ними свободно, раскованно, меняя челнок, они одновременно профилактически осматривали суровье и нити и тем самым предупреждали много пороков.

Следовательно, психологи убедились сами и попробовали убедить руководителей коврового комбината, что ориентировать всех и каждого на высокую скорость нельзя. "Медленного" можно сломать, но превратить в "быстрого" невозможно. Инертность совсем не мешает завладеть профессией. Но, чтобы человек не чувствовал внутреннего расстройства между тем, что он может и что от него хотят, его надлежит вооружать не одними только скоростными навыками.

Рух — это что-то зримое. Его можно "схватить" в целом и расчленить на элементы. Его можно усвоить и повторить. Поэтому-то часто на производстве и увлекаются скоростными рабочими приемами. А вот ощущение, чувствительность, восприятие, — это что-то невидимое, внутреннее, чего сам человек в себе якобы даже и не замечает. И, безусловно, бессильный выразить в словах. В этом случае ковровщици или "прозревали" сами или не "прозревали". Психологам же известна логика, по которой формируется восприятие. Человека можно научить остро и активно воспринимать — так же, как можно научить умело и быстро двигать пальцами. Исследования показали, что у сталеваров, например, намного лучше цветовое зрение, чем у людей других профессий. У опытных врачей терапевтов чрезвычайно развитое слуховое восприятие. Очень высокая чувствительность к звуку мотора в авто- и авиамехаников.

Как развивается чуткость восприятия? Из огромного числа признаков постепенно выделяются наиболее информативные. Человек мгновенно узнает предмет или звук, цвет или' форму, часто встречая их, потому что количество информативных признаков сокращается. Это дает экономию во времени. Это возможности сенсорного, то есть чувствительного, учеба.

Если не знать законы, по которых формируется восприятие, когда идет учеба или накапливается профессиональный опыт, то, естественно, замедляется рост профессионального мастерства. Ткачихи-ковровщици начинают давать и "количество" и "качество" без избыточного напряжения и усталости лишь через 8, а то и 10 лет труды на комбинате. Это огромный срок, если учесть, что в эру НТР в большинстве производств техническая база полностью или частично обновляется каждые 6—7 лет.

Психологи уверены, что мастером-ткачом можно стать быстрее. Но для этого работниц нужно учить иначе. Мало давать им в руки одни скоростные приемы. Их необходимо вооружить и сенсорными (чувствительными) навыками. Пусть в арсенале новичка будет и то и другое, а природа его нервной системы подскажет, чем воспользоваться. Исследователи разработали целую систему психотренувань, которые помогают развивать в начинающих ткачих профессиональное восприятие, - их учат мгновенно улавливать нехватку. Эффект, нужно сказать, поражающий: у молодых ткачих поднялась производительность труда, а нехватка уменьшилась на 10—12 процентов. Более того. Тем более что нет никакой фатальной генетической склонности к той или другой специальности. Есть другого рода склонность — какая-то склонность к определенному типу заданий. Но их можно встретить в самих разных областях деятельности. Скажем, одно задание определяется объемом информации, которая в ней содержится. Другая — количеством сопоставлений, которые придется делать. Третья — длительностью сохранения чего-то в памяти и так далее Да и каждая современная профессия — море. В любом таком море непременно найдется целый архипелаг островов — так называемых "рабочих постов". Практически для человека нет "запрещенных" профессий, есть неудачные, неправильно выбранные, "рабочие посты". Зачастую молодые люди облюбовывают явно не для них назначены "острова" под гипнозом общественного мнения, естественно, во вред себе.

Говорить же о склонности к какой-то специальности — это почти всегда неправильно и даже опасно. Считается, например, что склонность к математике или, допустимый, к словесным наукам оказывается слишком рано. Однако вспоминаются два ученика двух прекрасных гимназий, которые не проявляли ни малейший интерес и старательность к тому, что впоследствии стало делом их жизни. К одному пришлось приставить репетитора по математике, к другому — репетитора по русскому языку и литературе. Первый был Н. Н. Лузин — основатель математической школы. Второй — поэт Александр Блок. А как легко напрашивался вывод о "непригодности"! Даже страшно, что можно сделать хоть бы одну такую ошибку.

Статья предоставлена Профессор Гуревич